** неофициальный сайт группы 4'33" и Алексея Айги

433 | дискография | фотографии | чтиво | события | где купить диски |отзывы

А.Айги: «Из фильма нот не выкинешь»
Беседовал Артём Липатов
«Кино-парк», сентябрь 1998.
 

До недавнего времени его музыка была достоянием узкого круга ценителей минимализма и новой импровизационной музыки. Алексей Айги, выходец из авангардной среды (отец Алексея — известный поэт Генадий Айги), создал ансамбль "4' 33"" и выпустил с ним три компакт-диска. Дальше артистических клубов, зала ЦДХ и разнообразных фестивалей музыка Айги не продвигалась. И вдруг, словно по мановению волшебной палочки, его имя появляется в титрах сразу двух полномеражных фильмов, в той или иной степени прогремевших в нынешнем сезоне, — "Страны глухих» Валерия Тодоровского и "Ретро втроём» его отца, Петра Тодоровского. Этим событиям предшествовал показ по ОРТ "Дома на Трубной» Бориса Барнета, озвученного теми же 4'33". Затем Айги написал музыку к церемонии вручения премии ТЭФИ, окончательно потеряв для многих приближенных ауру элитарности. Впрочем, это для него, человека разумного, особого значения не имеет.

Айги молод, невысок, худ, обаятелен, расположен к общению. С ним просто переходить на "ты».

На твое музыкальное развитие как-то влияла атмосфера семьи? Все-таки отец — поэт-авангардист, чуть ли не оппозиционер.

— Просто детство прошло среди абстрактнои живописи, чумового вида пьяных художников. Всех я их видел, они к нам заходили, и, наверное, поэтому вкусы у меня стали не совсем обычными.

А конфликты с внешней средой? Дома одно — во дворе другое...

— Конфликтов не было никаких. Дома одно, во дворе другое. Это было вполне нормально. Дома я играл на скрипке, когда меня заставляли, а на улице играл в футбол. Все было очень хорошо. Ну, висели у нас разные картины. Мальчик пришел в гости ко мне и аж обомлел. "Ух ты! У вас икона висит." Я и не задумывался никогда — висит себе и висит. Я даже и не понимал,что это как-то неправильно.

Ты — человек сравнительно молодой, а молодые музыканты либо играют классику, либо, что более обычно, рок-н-ролл. Ты же начал с других вещей.

— Во первых, у меня образование академическое. Я учился на скрипке лет с шести. Мама отвела и заставила учиться. На самом деле у меня был период увлечения роком, лет в шестнадцать-семнадцать. Я играл в рок-группе, но недолго. Потом у Андрея Сучилина в "До-мажоре"... Но это был уже не рок. Потом я никакую музыку не играл, только сочинял что-то. Потом был долгий период увлечения академическим авангардом, но постепенно я стал склоняться к минимализму, в сторону его смешения с другими жанрами, в том числе и с рок-музыкой.

А как начался твой роман с кинематографом?

— Это было в девяносто шестом... Нет, раньше! В девяносто втором киевские друзья отца снимали о нем документальный фильм, и им была нужна музыка. А он говорит: "Вот у меня сын музыку пишет". Покажи, говорят. Я показал, им понравилось. Я не специально писал, просто готовые вещи взяли и использовали. Фильм назывался "Зимние кутежи", вышел на Киевской студии документальных фильмов. А в девяносто шестом был маленький фильм английской барышни Кейт де Пюри, такой частный фильм, минут на тридцать... А позже, для фестиваля "Берлин — Москва" по заказу Гете-института (меня им порекомендовал критик Дмитрий Ухов, за что ему большое спасибо) я озвучил "Метрополию" Фрица Ланга.

_____

Маленькое отступление. Немую двухчасовую антиутопию "Метрополис" (1926) считают одним из высших достижений немого кинематографа. Многое из найденного Лангом было впоследствии использовано другими режисёрами, а широкому зрителю кадры из фильма известны по клипу Queen "Radio Ga Ga". В 1984-м сокращенный до полутора часов "Метрополис" был озвучен известным диско-композитором Джорджо Мородёром с участием Пет Бенатар и Адама Энта.

— Там было два фильма, второй — "Горную кошку" Эрнста Любича — озвучивал Антон Батагов. Я написал музыку, и мы играли ее во время демонстрации фильма, вживую.

Скажи, а ты слышал версию Мородера?

— Нет. Была такая возможность, но я не стал. Намеренно.

И сколько ты таких работ сделал?

— Четыре. "Метрополис", "Куклу" Любича для его ретроспективы в Музее кино, потом "Зимний сад" братьев Складановски — это самый первый фильм, даже еще как бы не кино.

Что значит "не кино"?

— Это такие отдельно снятые кадры, как у братьев Люмьер. В том же году, что и "Прибытие поезда" снято, и немцы уверяют, что Складановски сделали свой фильм раньше. И потом — "Дом на Трубной".

Как складываются твои отношения с режиссерами? Диктуют они тебе или ты им навязываешь свое видение того, что они снимают?

— Я занимаюсь разным кино. Немое кино — моя авторская работа, и никто не может мне ничего сказать по этому поводу. Хотя на ОРТ некоторый худсовет имел место быть. Но им всё понравилось. В случае со звуковым кино... я бы мог написать конкретную музыку под фильм, но "Страна глухих" — фильм большой, и я точно не знал, где именно музыка нужна. Мы много раз встречались, я приезжал в монтажную, смотрел куски, Тодоровский говорил: здесь, здесь и здесь, и музыка нужна такая-то и такая-то... И я шел работать. Первый вариант, который я сделал, ему не подошел. Это было тяжело, потому что от меня зависело, испорчу я фильм или сделаю его лучше. Сам бы я написал совсем другую музыку во многих местах. Но так, как музыка лежит сейчас, мне нравится.

А с Тодоровским-старшим?

— С одной стороны, было просто, потому что музыки меньше, места в четыре она была нужна, и двух видов — лирическая и более напряженная. Но и сложнее было тоже, потому что младший меня пригласил, зная мою музыку, зная, чего от меня ждать. А старшему меня порекомендовал сын, и я к тому же был под рукой. Он человек другого поколения, а моя музыка... скорее молодежная, чем нет. Но личных проблем с ним не было. Человек он веселый, и даже в процессе записи извлекая какие-то звуки из рояля, играя на гитаре, а под конец разошелся до того, что, увидев огромный гонг, со всей силы ударил в него локтем. Это, кстати, вошло в фильм.

На твоем счету еще и музыка к церемонии вручения ТЭФИ.

— Я, кстати, доволен этой работой. Особенно нашей версией свиридовской "Время, вперед!". Мы кое-что поменяли в пьесе, барабаны играют что то вроде джангла.

Не пугает ли тебя возможность того, что многие из тех, кто ходил на твои концерты и рассматривал тебя как "своего", после твоих кино — и телеуспехов отойдут, посчитают тебя частью истэблишмента?

— Разве это причина? Я не думаю, что наша музыка стала от этого хуже. Может сложиться мнение, что мы стали более попсовыми. Но к музыке это, конечно, никакого отношения не имеет. Если бы мы начали играть диско, я бы понял, но музыка-то особо не изменилась! Сам я абсолютно разную музыку слушаю. И для меня минималист Терри Райли и рокер Фрэнк Заппа примерно одно и то же. Во всяком случае, это люди, явно живущие в соседних домах.

А чьи музыкальные киноработы тебе больше нравятся?

— Мне много чего нравится, начиная от Прокофьева в "Александре Невском" — гениальная музыка! — продолжая Филипом Глассом в "Коянискаци", Найманом у Гринуэя... Очень много хорошей музыки. Вообще, сейчас другое отношение к музыке в кино и на Западе, и даже у нас. Приглашают модные группы, композиторы пишут не просто лирические темы, а музыку, от которой что то зависит в картине,которую нельзя выкинуть или поменять на другую. Эрик Серра у Бессона, Бадаламенти у Линча. Не будь Линча, кто бы узнал про Бадаламенти?

_______

Айги участвует и в чужих проектах, охотно и вне всякой зависимости от жанра. Одна из недавних работ — альбом Александра Ф. Скляра "По направлению к танго".

— Я этой работой доволен. Играть пришлось немного, в паре вещей всего, но сотрудничество будет продолжено. Танго — вещь очень интересная, мы сами играем танго Заппы на последнем диске, и для "Страны глухих" я написал танго. Оно, правда, в фильм не вошло, но если будет выпущен саундтрэк, то оно там непременно будет.

Кстати, он ведь должен был выйти...

— Да, и одновременно с фильмом, но студия "Союз" не увидела в этом альбоме коммерческого потенциала. Теперь, может быть, если правообладатели договорятся, его выпустит фирма "SoLyd". У нас не умеют продавать музыку чуть более сложную, чем та, которая и так продается.

А как сложилось ваше сотрудничество с ди-джеем Кубиковым?


— История абсолютно случайная. Пришли мы играть вживую на "Радио Субстанция", я предложил сыграть с кем-то из ди-джеев. А мне говорят: "Есть такой интересный Кубиков!". Вот так, сыграли и записали с ходу альбом. Во многом эта музыка идет от минимализма, часто его вульгаризируя, но иногда находит какие-то новые техногенные звучания.

Но сам-то ты скупо используешь высокие технологии.


— Я все-таки не люблю электронные звучания, сэмплеры, хотя если сделано хорошо... Просто смешать нашу музыку с электронной очень сложно. И для меня акустический инструмент всегда более разнообразен, более совершенен, чем любая попытка имитировать его электронными способами. Никогда нельзя сыграть одну и ту же ноту на скрипке одинаково!

   
433 | дискография | фотографии | чтиво | события | где купить диски |отзывы


<PLAINTEXT>